Звезды

На концерте в Ярославле Михаилу Плетневу побоялись задавать вопросы о качестве местных конфет

Фестиваль Юрия Башмета несет потери, но все-таки продолжается, а наш корреспондент пересказывает сплетни
Фестиваль Юрия Башмета продолжается

Фестиваль Юрия Башмета продолжается

Фото: Евгения КОРОБКОВА

- Я не могу слушать в маске, я в маске плохо слышу, - сказала одна бабуля в зрительном зале, когда сотрудники ярославской филармонии строго попросили слушательницу надеть аксессуар.

Мне тоже в маске слушалось не очень, но я понял, что свои плюсы тоже есть. Например, когда слышишь от ведущего, что будет исполняться "Чесата-чесата", то можно открыть рот, удивившись, но этого никто не заметит.

Несмотря ни на что в Ярославле все-таки проходит международный фестиваль Башмета, причем, в двенадцатый раз (немножко странно, что не в тринадцатый). В зале филармонии строгие меры безопасности. "Извините, место занято", - гласят надписи золотом на каждом втором кресле, а в буфете вся еда укрыта целлофаном.

10 октября здесь состоялся концерт барочной музыки. Знаменитый контртенор Эммануэль Центич из Австрии не приехал (по слухам - то самое). Однако московский оркестр "Pratum integrum" и оперная певица Диляра Идрисова не подвели, хотя на бис и не вышли.

Коронавирусную грусть сильно скрасил лектор Борис Мукосей. Перед каждым концертом он проводил интересную лекцию. Кому послал Лист фортепианное "Проклятие", про то, что Юлий Цезарь пел высоким голосом и теорию аффектов в барочной музыке.

Нынче барочная музыка страшно популярна. Как рассказывал руководитель Pratum integrum Павел Сербин, к нему на мастер-классы по барочной музыке записываются даже баянисты и домристы.

А сам Павел с коллективом, исполняющим, кстати, на старинных инструментах, очень воодушевили. В старинной музыке отчетливо ощущались элементы рока и чего-то крайне современного и энергичного.

- Потому что Баха можно играть как угодно, - объяснила одна женщина-критик, хочешь - с мелизмами, хочешь, без них. Хочешь - быстро, хочешь медленно. Он везде Бах. А ты попробуй Моцарта сыграть медленнее, или Шопена без педали?

Я не музыкант и не знаю, каково играть Моцарта без педали. Но сплетни музыковедов в кулуарах послушал с интересом. Очень обсуждали отвратительное качество отечественных инструментов и то, что китайцы, как бы над ними не смеялись, научились делать хорошие и недорогие скрипки и даже трубы. "Играют китайцы наивно, а звук приятный. Почему у нас не могут восстановить производство, если даже у китайцев получилось?".

Еще одной популярной темой для общения стал концерт Михаила Плетнева, который прошел накануне. Плетнев заставил звучать даже не очень хороший инструмент. Но вот интервью никому не дал и пресс-подхода не было.

- Наверное, потому что в Ярославском буфете не было конфет "Сливы в шоколаде" , - ехидничали журналисты, вспоминая инцидент в Пермском театре, где Плетнев троллил журналистку и на вопрос, что ему понравилось в Перми больше всего, ответил, что конфеты .

(Кстати, я, конечно, не Плетнев, но буфет в ярославской филармонии - изумительный. И несмотря на отсутствие "Слив в шоколаде" и и блинчиков, там продают свежайшие пирожные по 35 рублей).

Свежайшее пирожное за 35 рублей.

Свежайшее пирожное за 35 рублей.

Фото: Евгения КОРОБКОВА

Обсуждали возвращение альта исполнительнице Елене Лаврской. Три месяца назад у альтистки конфисковали на таможне инструмент, сославшись на то, что это культурная ценность. Спустя три месяца Елене удалось доказать, что альт - не культурная ценность, инструмент вернули в ужасающем состоянии.

Впрочем, что ни делается - все к лучшему. Сейчас с заграничными концертами у музыкантов не густо и таможня инструментам не грозит. Даже самые именитые коллективы теперь дают концерты не за рубежом, а в городах России, передвигаясь, как все люди, не спецбортом, а обычным автобусом.

- Я раньше из Франции привозил чемоданы сыра и хамона. Теперь из Перми вожу хамон. Вы будете смеяться, но он вкусный, - шутил в автобусе один музыкант, но почему-то никто не смеялся.